Иоганн Гёте

ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ

(1749–1832)

Немецкий поэт, мыслитель, естествоиспытатель. В итоговом философском сочинении - трагедии "Фауст" (1808–1832), насыщенной научной мыслью своего времени, воплотил поиски смысла жизни, находя его в деянии. Гете противопоставлял материалистически-механическому естествознанию Запада творческое учение о природе. Кроме литературных произведений, написал трилогию "Опыт о метаморфозе растений" (1790), "Учение о цвете" (1810).

Восемнадцатилетняя "имперская советница" Катарина-Элизабета Текстор-Гете (будущая великолепная "фрау Айя") мучилась уже третий день, а ребенок не хотел появляться на свет. Наконец он появился, "весь почерневший" и без признаков жизни.

Часы в доме на франкфуртской Хиршграбен били полдень 28 августа 1749 года - "расположение созвездий мне благоприятствовало солнце, стоявшее под знаком Девы, было в зените, Юпитер и Венера взирали на него дружелюбно, Меркурий - без отвращения, Сатурн и Марс ничем себя не проявляли, лишь полная Луна была тем сильнее в своем противостоянии, что настал ее планетный час. Она-то и препятствовала моему рождению. "Врача не было роды приняли повивальная бабка и бабушка. Долгое время они растирали вином область сердца новорожденного, пока, наконец, обессилевшая мать не услышала радостный крик бабушки "Элизабета, он жив!".Так появился на свет будущий великий поэт и мыслитель.

Род Гете по отцовской линии шел из Тюрингии, по материнской - из Франконии, и далее из Гессена. Среди его предков были князья и крестьяне, ремесленники и художники (в том числе знаменитый живописец и график XVI века Лукас Кранах), дворяне и члены муниципалитетов. Можно смело сказать, что он принадлежал всем слоям немецкого народа. Дед его, сын кузнеца, обучился портняжному ремеслу, а отец, тяготевший к искусствам и рисованию, сумел получить степень доктора права и вообще являл собой тип просвещенного бюргера, собрал богатейшую библиотеку, прекрасную галерею картин и скульптур и мечтал увидеть своего первенца дипломированным юристом.

Семнадцатилетний Вольфганг по настоянию отца и вопреки собственной воле, влекущей его к изучению древних языков и истории, едет в Лейпциг изучать право. "В логике меня удивляло, что те мыслительные операции, которые я запросто производил с детства, мне отныне надлежало разрывать на части, членить и как бы разрушать, чтобы усвоить правильное употребление оных. О субстанции, о мире и о Боге я знал, как мне казалось, не меньше, чем мой учитель, который в своих лекциях далеко не всегда сводил концы с концами… С юридическими занятиями дело тоже обстояло не лучше..". Лекции навевали на него скуку.

Характеристики Гёте этого периода: ветреный, рассеянный, непостоянный, вспыльчивый, причудливый, неуравновешенный - таким он остался в памяти очевидцев, да и в своей собственной. Необузданное поведение не замедлило сказаться острейшими ситуациями; в скором времени выяснилось, что "надменный лорд с петушиными ногами" таит в себе реального кандидата в самоубийцы. Первый серьезный конфликт с миром выразился в двойном покушении на собственную жизнь.

У Гёте было слабое здоровье. В 19 лет - произошло кровотечение из легких, в 21 год у него уже была до крайности расшатанная нервная система. Гёте не мог переносить даже малейшего шума, любой звук приводил его в бешенство и исступление. Но усилиями воли, невероятной настойчивостью он преодолел свои слабости, укрепил здоровье.

Позже, чтобы побороть частые головокружения и страх высоты, Гёте заставлял себя подниматься на соборную колокольню. Он посещал больницы, следил за хирургическими операциями и таким образом укреплял свою психику. Ради того чтобы преодолеть свое неприятие шума, Гёте приходил в казармы, заставляя себе подолгу слушать солдатские барабаны. Он пристраивался к проходящей воинской части и принуждал себя пройти под грохот барабанов через весь город. Так Гёте воспитывал в себе выдержку, которая позже поражала его современников.

К этому времени, по-видимому, относится первый гётевский опыт по части "невозможного". Опыт, который развил в нем невероятное, с медицинской точки зрения, умение прожить почти восьмидесятитрехлетнюю и во всех смыслах здоровую жизнь с туберкулезом.

Учебу он продолжил в Страсбурге (1770–1771).

Гёте обуревала жажда знаний, в основе которой лежала программа-максимум: усвоить "все" и, значит (он уже предчувствовал это), стать "всем". Он приступил к изучению медицины, химии, ботаники. О лейпцигской скуке уже не могло быть и речи; занятия носили не обезличенно-вынужденный характер, а определялись на этот раз правилами, которым он и на девятом десятке лет будет следовать столь же неукоснительно, как в юности: "Рассматривать вещи с максимальной сосредоточенностью, вписывать их в память, быть внимательным и не пропускать ни одного дня без какого-либо приобретения.

Далее, предаваться тем наукам, которые дают духу прямое направление и учат его сравнивать вещи, ставить каждую на надлежащее место, определять ценность каждой: я разумею настоящую философию и основательное знание". Диссертация со скоростью моцартовских опер писалась в последние две-три недели страсбургского пребывания. После окончания университета - четырехлетняя адвокатская практика в Вецларе и Франкфурте, где, впрочем, молодой лиценциат зарекомендовал себя не лучшим образом: в судебных актах сохранились жалобы на некорректность выражений доктора Гете.

В сентябре 1770 года он познакомился с Гердером. Гердер, который был старше Гёте на пять лет, уже к тому времени стал знаменитостью. Нужно представить себе степень потрясения юного студиозуса, столкнувшегося с этим "явлением богов" (так он назвал Гердера). Отныне и навсегда ум, сердце и воля подчинялись следующим канонам: 1) подлинный индивидуализм возможен только через универсализм, 2) видеть - значит всегда видеть целое, 3) познание - это страсть, 4) истина - это продуктивность.

Наконец написан сентиментальный роман "Страдания молодого Вертера". Книга вышла анонимно, в двух томах в Лейпциге, помеченная 1774 годом. "Это создание… я, как пеликан, вскормил кровью собственного сердца и столько в него вложил из того, что таилось в моей душе, столько чувств и мыслей, что, право, их хватило бы на десяток таких томиков. Впрочем я всего один раз прочитал эту книжку, после того как она вышла в свет, и поостерегся сделать это вторично. Она начинена взрывчаткой! Мне от нее становится жутко, и я боюсь снова впасть в то патологическое состояние, из которого она возникла". В каком-то смысле "Вертер" оказался западней, и если кому-то суждено было ускользнуть из нее, то в первую очередь самому творцу; западня выглядела повальным психозом упоения гибелью и вереницей реальных Вертеров, добровольно покидающих жизнь в голубых сюртуках и желтых жилетах и с "Вертером" в карманах. Вот некоторые из характеристик Гёте этого периода, принадлежащие его друзьям и знакомым: "Гете - гений с головы до пят… Нужно лишь побыть с ним час, чтобы признать в высшей степени смехотворным требовать от него думать и поступать иначе, чем он думает и поступает в действительности" (Фридрих Якоби). "Он мог бы быть королем. Он обладает не только мудростью и простосердечностью, но и силой" (Лафатер).

Гёте вошел в историю не только как гениальный поэт и мыслитель. Он слыл большим почитателем женщин, у него было множество любовниц. И только одна из них удостоилась брачных уз. В 1788 году он познакомился с двадцатитрехлетней цветочницей. Она читала с трудом, говорила с большим тюрингским акцентом. Гигант духа и необразованная девушка - можно ли себе представить двух более непохожих людей? Тем не менее в течение семнадцати лет она оставалась его любовницей, и только в 1806 году Гете женился на ней. В 1789 году у них родился внебрачный сын Август. Родители узнали о внуке только через пять лет…

7 ноября 1775 года двадцатишестилетний Гете по приглашению герцога Карла Августа прибыл в Веймар. "Ему едва минуло восемнадцать лет, когда я приехал в Веймар… Он был тогда еще очень молод… и мы немало сумасбродствовали".

В Гёте он не чаял души и сразу же наделил его всеми полномочиями верховной власти: сперва назначил тайным легационным советником с правом решающего голоса в Тайном совете, а позже и действительным тайным советником. Практически речь шла о неограниченной власти; в ведении "автора Вертера" оказались: внешняя политика, финансы, военное дело, народное образование, строительство дорог и каналов, мельницы и орошение, рудники и каменоломни, богадельни и театр. Недовольство веймарской знати не знало предела и грозило перерасти в бунт, но герцог настоял на своем. Аргумент был прост и административно невероятен: "Использовать гениального человека там, где он не может применить свои необыкновенные дарования, значит употребить их во зло".

Ознакомившись с финансовым положением и обнаружив там крах, он отстранил от дел всех, единолично занялся вопросом и в кратчайший срок навел совершенный порядок (кстати, увеличив ежегодный апанаж двора с 25 тысяч до 50 тысяч талеров). "Величайший дар, за который я благодарен богам, состоит в том, что быстротой и разнообразием мыслей я могу расколоть один-единственный ясный день на миллионы частей и сотворить из него маленькую вечность". Гёте были основаны или впервые "задействованы": библиотеки, собрание картин, собрание эстампов, нумизматический кабинет, так называемая кунсткамера (содержащая антиквариат и курьезы), художественная школа, параллельно с последней Литографический институт в Эйзенахе, музеи и т. д. Содержательная сторона дела прояснится на одном лишь примере: минералогический музей в первые веймарские годы Гёте представлял собою крохотную и жалкую любительскую коллекцию; после его смерти это было уже одно из самых богатых и научно значимых собраний во всей Европе.

И все-таки он задыхался. "Я считал себя мертвым", - скажет он чуть позже, осмысливая уже в Италии последние месяцы веймарского одиннадцатилетия; спасение и на этот раз было инстинктивным.

3 сентября 1786 года в три часа утра Гёте тайком покинул Карлсбад, где он вместе с высшим веймарским обществом отдыхал и лечился. Об отъезде не знал никто, даже герцог; в кармане лежали документы на имя Жана Филиппа Меллера, живописца. Неясна была даже цель побега; путь лежал поначалу в сторону Мюнхена; потом оказалось, что он вел в Италию, ибо попасть любой ценой надо было именно в Италию.

Два года беглец провел в Италии, наслаждаясь солнцем, морем, прекрасным климатом, живостью и непосредственностью итальянцев - и, конечно же, творениями древности и эпохи Возрождения.

А затем возвратился в Веймар. И вновь заботы - о Веймарском театре, веймарской библиотеке, Иенском университете, куда Гёте, ставший его официальным попечителем, приглашал, не скупясь, лучшие умы Германии - историка Людвига Окена, философа Фридриха Шеллинга… Тогда же началась многолетняя и нежная дружба Гёте с Фридрихом Шиллером, началась с приглашения последнего на должность преподавателя истории в этот университет.

Вместе с Шиллером Гёте углубляется в изучение античного искусства, ведомый во многом блестящими штудиями Иоганна Иоахима Винкельмана, тоже бюргерского сына, ставшего "главным арием" и "президентом древностей" Ватикана, видевшего в благородной простоте и спокойном величии античного искусства не только норму прекрасного на все времена, но и результат определенного государственного устройства и политических свобод.

Гёте наверняка поспорил бы и с теми, кто позднее отождествлял его миропонимание с гегелевским - ибо человеческий дух у Гёте стремился не к самоотождествлению с заранее заданным "мировым духом", как у Гегеля, а двигался вечно "вперед и ввысь", к бесконечному, трудноопределимому, символически загадочному, но безусловно облагораживающе-прекрасному, и идея прогресса, чуждая Гегелю, была в высшей степени близка поэту.

Отсюда - широта интересов, ведь Гёте был еще и естествоиспытателем, занимался геологией, минералогией, ботаникой, анатомией, открыл наличие "межчелюстной" кости у человека, создал оригинальное учение о цвете, спорил с "корпускулярной" теорией Исаака Ньютона, интересовался астрономией, астрологией, химией, а также мистикой… И сам гравировал, рисовал, оставил свыше полутора тысяч рисунков; одно время даже колебался - не избрать ли вместо литературного труда путь художника?

Отсюда предпочтение опыта - абстракции. Отсюда - почти такое же, как у Спинозы, обожествление природы. Отсюда - удивительно острое и неизменное чувство сопричастности всему происходящему, что делало Гете "естественным человеком" не в руссоистском "первобытном", а в самом полном и всевременном значении этих слов.

Многие отмечали терпимость Гёте, его способность восхищаться одаренными людьми - почти со всеми своими выдающимися современниками он был дружен или по-доброму знаком. А о тех чувствах, которые он сам умел вызывать в людях, свидетельствует не только пример Шиллера, но и судьба Иоганна Петера Эккермана, явившегося к Гёте начинающим литератором за советом и поддержкой и без колебаний отказавшегося от собственного призвания во имя счастья ежедневного общения с великим поэтом в качестве его секретаря и доверенного собеседника, памятью чему - и памятником самому Эккерману - стали его всемирно известные "Разговоры с Гёте в последние годы его жизни".

Гёте умел по достоинству ценить и тех, кто был по своей сути чужд ему. Так, Наполеона, вспоминая о личном общении, он охарактеризовал как "квинтэссенцию человеческого" (примечательно, что император встретил поэта почти однозначным "евангельским" восклицанием: "Вот человек!"). Да и значение Французской революции, несмотря на критическое отношение к "взрыву", нарушающему ход плавной, "ненасильственной" эволюции, Гёте осознал уже в 1792 году, распознав в ней не просто мятеж разнузданной черни, но начало новой исторической эпохи; незадолго же до смерти признавал и благодетельные последствия революции, которые, по его словам, не сразу были видны.

Для Гёте все в мире было достойно уважения и в конечном счете равновелико: Христос и Будда, Прометей и Магомет, масонство и суфизм; китайская поэзия интересовала его ничуть не меньше, чем, например, английская. Именно Гёте принадлежит идея всемирной литературы как целого, имеющего общие законы развития. Гёте не признавал границ между государствами, устанавливаемых честолюбием и войнами, называя истинной трагедией не "гибель отечества", а разорение крестьянского двора. Он стал не только сыном своего народа и своего века, но и гражданином мира в самом высоком значении этих слов; историческим посредником, миссионером, посланцем из XVIII века (которому он принадлежал в большей мере, чем XIX, хотя и умер 22 марта 1832 года) последующим столетиям.

С какой бы стороны ни подходили мы к гетевскому мировоззрению, какие бы разночтения и кривотолки, интерпретации и точки зрения оно ни провоцировало, базис его навечно определен следующими положениями: "Все великое, произведенное человечеством, всегда возникало из индивидуума".

"Истину познают лишь тогда, когда опытно постигают ее в ее возникновении в индивидууме".

"Истина - ничто сама по себе и для себя. Она развивается в человеке, если он позволяет миру воздействовать на его чувства и дух. Каждый человек, сообразно своей организации, имеет собственную истину, которую только он может понять в ее интимных чертах. Кто достигает всеобще-значимой истины, не понимает себя".

"Истина заложена в целостном личности; она получает свой характер не только из рассудка и разума, но и из образа мыслей. Для характеристики научной личности недостаточно простого перечисления истин, возникших из ее головы. Необходимо знать сущность всего человека, чтобы понять, почему идеи и понятия приняли в этом случае именно эту определенную форму". "Истинное есть всегда индивидуально-истинное значительных людей".

Ни одному из этих положений не отвечала философия, с которой пришлось столкнуться Гете. Он и не считал себя философом. "Для философии в собственном смысле, - признается он, - у меня не было органа". Но отношение его к ней всегда граничило с сильной неприязнью, от которой он никак не мог избавиться при малейшем соприкосновении с отвлеченным мышлением. "Она подчас вредила мне, мешая мне подвигаться по присущему мне от природы пути". Исключения не составила даже немецкая классическая философия в лице трех своих представителей - Фихте, Гегеля и Шеллинга. Все трое были пронизаны мощными импульсами гётевского мировоззрения, вплоть до того, что считали себя так или иначе философскими глашатаями этого мировоззрения. Для Фихте Гёте - "пробный камень" философии как таковой. Гегель прямо благодарит его за новые перспективы философского мышления. Шеллинг считает его своим духовным отцом. Тем не менее дистанция сохраняла силу, и опасливость то и дело давала о себе знать. "Эти господа, - отзывается Гете о фихтеанцах, - постоянно пережевывают свой собственный вздор и суматошатся вокруг своего "Я". Им это, может быть, по вкусу, но не нам, остальным". Раздражение не обходит и Гегеля: "Я не хочу детально вникать в философию Гегеля, хотя сам Гегель мне приятен". Исключение, казалось бы, составил Шеллинг, прививающий философии моцартовскую легкость и быстроту, но природа и здесь взяла свое: "С Шеллингом я провел хороший вечер. Большая ясность при большой глубине всегда очень радует. Я бы чаще виделся с ним, если бы не надеялся еще на поэтическое вдохновение, а философия разрушает у меня поэзию".

Когда автор "Вертера" весной 1790 году сдал в печать "Опыт о метаморфозе растений", его издатель Гешен решительно отказался печатать это сочинение. Книга вышла у другого издателя и была встречена с враждебным холодом. Симптоматичным оказалось то, что отпор шел по единому фронту. Поэт должен был оставаться поэтом; даже в 1808 году, при встрече с Гёте, Наполеон приветствовал именно автора "Вертера", той самой "змеиной шкуры", которая давно уже была окончательно сброшена. В письмах Гете, в статьях и заметках, беседах и дневниках эта тема звучит неослабевающе, почти безутешно; впечатление таково, что боль и бессилие что-либо изменить доходят здесь до почти физической муки. "Более полувека я известен на родине и за границей как поэт, во всяком случае меня признают за такового; но что я с большим вниманием и старательностью изучал природу в ее общих физических и органических явлениях… это не так общеизвестно, и еще менее внимательно обдумывалось… Когда потом мой "Опыт", напечатанный сорок лет назад на немецком языке… теперь, особенно в Швейцарии и Франции, стал более известным, то не могли достаточно надивиться, как это поэт… сумел на мгновение свернуть со своего пути и мимоходом сделать такое значительное открытие".

"Я не похваляюсь тем, что я сделал как поэт, - часто говаривал Гёте, - превосходнейшие поэты жили одновременно со мной, еще лучшие жили до меня и будут жить после. Но то, что в наш век в многотрудной науке, занимающейся проблемами цвета, мне одному известна истина, это преисполняет меня гордости и сознания превосходства над многими".

Философское развитие Гёте шло от антипатии к школьной философии в лейпцигский период к пробуждению собственного философского мышления в страсбургский период и отсюда - к занятиям натурфилософией в первый веймарский период в полемике с Платоном, неоплатонизмом, Джордано Бруно и прежде всего со Спинозой. После путешествия по Италии у него появляется интерес к учению о цветах и к сравнительной морфологии ("Опыт о метаморфозе растений", 1790).

Он вступает в принципиальную полемику с Шиллером по вопросу об отношении мышления и созерцания к идее, к "прафеноменам", занимается изучением кантовской философии, особенно "Критики практического разума" и "Критики способности суждения", а также романтики и творчества Шеллинга. Со временем у Гёте все яснее вырисовывается собственная "система" древней философии (мудрости), изложенная, в частности, в стихотворениях на темы древности, прежде всего в "Орфических первоглаголах", "Завете", "Одно и все". Когда Гёте говорит о себе: "Для философии в собственном смысле у меня нет органа", он тем самым отвергает логику и теорию познания, но не ту философию, которая "увеличивает наше изначальное чувство, что мы с природой как бы составляем одно целое, сохраняет его и превращает в глубокое спокойное созерцание". Этим отличается также его творческая активность. Каждый человек смотрит на готовый, упорядоченный мир только как на своего рода элемент, из которого он стремится создать особенный, соответствующий ему мир".

Высшим символом мировоззрения Гёте является Бог-природа, в которой вечная жизнь, становление и движение, открывает нам, "как она растворяет твердыню в духе, как она продукты духа превращает в твердыню". Дух и материя, душа и тело, мысль и протяженность, воля и движение - это для Гёте дополняющие друг друга основные свойства. Всего, отсюда также для деятельно-творческого человека следует: "Кто хочет высшего, должен хотеть целого, кто занимается духом, должен заниматься природой, кто говорит о природе, тот должен брать дух в качестве предпосылки или молчаливо предполагать его".

"Человек как действительное существо поставлен в центр действительного мира и наделен такими органами, что он может познать и произвести действительное и наряду с ним - возможное. Он, по-видимому, является органом чувств природы. Не все в одинаковой степени, однако все равномерно познают многое, очень многое. Но лишь в самых высоких, самых великих людях природа сознает саму себя, и она ощущает и мыслит то, что есть и совершается во все времена".

О месте человека во Вселенной Гете говорит: "У нее есть гармоническое Единое. Всякое творение есть лишь тон, оттенок великой гармонии, которую нужно изучать также в целом и великом, в противном случае всякое единичное будет мертвой буквой. Все действия, которые мы замечаем в опыте, какого бы рода они ни были, постоянно связаны, переплетены друг с другом. Мы пытаемся выразить это: случайный, механический, физический, химический, органический, психический, этический, религиозный, гениальный. Это - Вечно-Единое, многообразно раскрывающееся. У природы - она есть все - нет тайны, которой она не открыла бы когда-нибудь внимательному наблюдателю". "Однако каждого можно считать только одним органом, и нужно соединить совокупное ощущение всех этих отдельных органов в одно-единственное восприятие и приписать его Богу".

В центре гётевского понимания природы стоят понятия, прафеномен, тип, метаморфоза и полярность.

Общее существование человека он считает подчиненным пяти великим силам, которые поэтически образно воплощает в "орфические первослова".

1) демон личности, 2) идея энтелехии, 3) тихе (судьба) как совокупность роковых жизненных обстоятельств, 4) эрос как любовь в смысле свободной и радостной решимости, 5) ананке как необходимость, вытекающая из конкретных жизненных обстоятельств, 6) эльпис как надежда на будущую свободу и саморазвитие.

Гёте энергично отстаивал право рассматривать и толковать мир по-своему. Однако из его произведений не вытекает, что он считает это толкование единственно допустимым. Согласно Гадамеру, в трудах Гёте живет "подлинное стремление к метафизике"; на К. Ясперса произвела большое впечатление "великолепная нерешенность"; Ринтелен считал Гёте человеком, который, несмотря на демонию и противоречивость натуры, сохранил "живой дух".

Цитаты
  • До тех пор, пока ты не принял окончательное решение, тебя будут мучить сомнения, ты будешь все время помнить о том, что есть шанс повернуть назад, и это не даст тебе работать эффективно. Но в тот момент, когда ты решишься полностью посвятить себя своему делу, Провидение оказывается на твоей стороне. Начинают происходить такие вещи, которые не могли бы случиться при иных обстоятельствах… На что бы ты ни был способен, о чем бы ты ни мечтал, начни осуществлять это. Смелость придает человеку силу и даже магическую власть. Решайся!
    Иоганн Гёте
  • Только тот по-настоящему счастлив и велик, кому не нужно ни подчиняться, ни приказывать для того, чтобы представлять собой что-то.
    Иоганн Гёте
  • Кто хочет действовать — тот позабудь покой.
    Иоганн Гёте
  • Человек с верою и присутствием духа побеждает даже в самых трудных предприятиях, но стоит ему поддаться самому ничтожному сомнению, и он погибнет.
    Иоганн Гёте
  • Всякий, кто не верит в будущую жизнь, мертв и для этой…
    Иоганн Гёте
  • Ничто так не выдает человека, как то, над чем он смеётся.
    Иоганн Гёте
  • Хотя мир в целом двигается вперед, молодежи приходится всякий раз начинать сначала.
    Иоганн Гёте
  • Здоровые компромиссы превращают конфликты в хронические болезни.
    Иоганн Гёте
  • Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.
    Иоганн Гёте
  • Есть две вещи, которые родители должны дать своим детям: корни и крылья.
    Иоганн Гёте
  • Если бы вы знали, как редко нас понимают правильно, вы бы чаще молчали.
    Иоганн Гёте
  • Учатся у тех, кого любят.
    Иоганн Гёте
  • Из двух ссорящихся виновен тот, кто умней.
    Иоганн Гёте
  • Говори с убеждением — слова и влияние на слушателей придут сами собой.
    Иоганн Гёте
  • Время — вернейший союзник упорства.
    Иоганн Гёте
  • Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.
    Иоганн Гёте
  • Музыка стоит так высоко, что разум не в силах приблизиться к ней, она оказывает действие, подчиняющее себе всё, и никто не в состоянии точно уяснить себе его природу.
    Иоганн Гёте
  • Природа всегда права; ошибки же и заблуждения исходят от людей.
    Иоганн Гёте
  • Чувства не обманывают, обманывают составленные по ним суждения.
    Иоганн Гёте
  • Грязь блестит, пока солнце светит.
    Иоганн Гёте
  • Государь, который не собирает вокруг себя всех даровитых и достойных людей, есть полководец без армии.
    Иоганн Гёте
  • Вера не начало, а конец всякой мудрости.
    Иоганн Гёте
  • То, что значит больше, никогда не должно подчиняться тому, что значит меньше.
    Иоганн Гёте
  • Всегда можно найти достаточно времени, если употреблять его хорошо.
    Иоганн Гёте
  • Молодость — недостаток, который быстро проходит.
    Иоганн Гёте
  • Тот, кто ничего не знает, всему верит.
    Иоганн Гёте
  • Трудности возрастают по мере приближения к цели. Но пусть каждый совершает свой путь подобно звездам спокойно, не торопясь, но беспрерывно стремясь к намеченной цели.
    Иоганн Гёте
  • Народ не стареет и не умнеет; народ остается всегда ребенком.
    Иоганн Гёте
  • Умные люди — лучшая энциклопедия.
    Иоганн Гёте
  • И ошибка бывает полезна, пока мы молоды, лишь бы не таскать её с собою до старости.
    Иоганн Гёте
  • Цель в жизни — это сама жизнь.
    Иоганн Гёте
  • Человечество могло бы достигнуть невероятных успехов, если бы оно было более трезвым.
    Иоганн Гёте
  • Манеры человека — это зеркало, в котором отражается его портрет.
    Иоганн Гёте
  • Нет никого опаснее, чем тот дурак, который изображает из себя умного.
    Иоганн Гёте
  • Ненавижу всякую революцию, потому что она уничтожает не меньше благ, чем создаёт.
    Иоганн Гёте
  • Близость возлюбленной всегда сокращает время.
    Иоганн Гёте
  • Мало знать, надо и применять. Мало хотеть, надо и делать.
    Иоганн Гёте
  • Вне зависимости от того, о чем вы мечтаете — начинайте над этим работать! И тогда в вашей жизни начнут происходить самые настоящие чудеса!
    Иоганн Гёте
  • Природа не знает остановки в своем движении и казнит всякую бездеятельность.
    Иоганн Гёте
  • Люди повинуются законам природы, даже когда действуют против них.
    Иоганн Гёте
  • Где глупость — образец, там разум — безумие.
    Иоганн Гёте
  • Поэт — властитель вдохновенья. Он должен им повелевать.
    Иоганн Гёте
  • Кто ищет, тому назначено блуждать.
    Иоганн Гёте
  • За всю жизнь я и четырех недель не прожил себе в удовольствие. Как будто я все время тащил на гору камень, который снова и снова скатывался, и нужно было снова тащить его вверх.
    Иоганн Гёте
  • Есть люди, которые никогда не ошибаются, потому что не хотят делать.
    Иоганн Гёте
  • Да разве любовь имеет что-либо общее с умом!
    Иоганн Гёте
  • Вечно женственное влечет нас ввысь.
    Иоганн Гёте
  • Человек не в силах противостоять изменениям, которые приносит время.
    Иоганн Гёте
  • Растения подобны несговорчивым людям, от которых мы можем добиться сего, если в общении с ними учитываем их характер. Спокойное наблюдение, спокойная последовательность в том, чтобы во всякое время года и каждый час было сделано всё нужное – это для садовода необходимо, быть может, более, нежели чем для кого бы то ни было.
    Иоганн Гёте
  • Многие люди не задумываются о деньгах до тех пор, пока те не заканчиваются. Другие ведут себя также и со временем.
    Иоганн Гёте
  • Люди во все времена предпочитали сумерки ясному дню, а ведь именно в сумерки являются призраки.
    Иоганн Гёте
  • Большинство людей работает большую часть времени, чтобы жить, и незначительное свободное время, оставшееся у них, настолько тревожит их, что они всеми способами стараются избавиться от него.
    Иоганн Гёте
  • Поле моей деятельности — это время.
    Иоганн Гёте
  • Природа не признает шуток, она всегда правдива, всегда серьезна, всегда строга; она всегда права; ошибки же и заблуждения исходят от людей.
    Иоганн Гёте
  • Из всех воров дураки самые вредные: они одновременно похищают у нас время и настроение.
    Иоганн Гёте
  • Природа — творец всех творцов.
    Иоганн Гёте
  • Природа не имеет органов речи, но создаёт языки и сердца, при посредстве которых говорит и чувствует.
    Иоганн Гёте
  • В глубине человека заложена творческая сила, которая способна создать то, что должно быть, которая не даст нам покоя и отдыха, пока мы не выразим это вне нас тем или иным способом.
    Иоганн Гёте
  • Как жаль, что природа сделала из тебя одного человека: материала в тебе хватило бы и на праведника, и на подлеца.
    Иоганн Гёте
  • Убеждение — это не начало, а венец всякого познания.
    Иоганн Гёте
  • Природа — это единственная книга с великим содержанием на каждом листе.
    Иоганн Гёте
  • Суеверия — это поэзия жизни.
    Иоганн Гёте
  • Слова для людей — только заменители, человек мыслит и знает по большей части лучше, чем высказывает мысли и знания.
    Иоганн Гёте
  • Неблагодарность — род слабости. Выдающиеся люди никогда не бывают неблагодарными.
    Иоганн Гёте
  • Радугу, которая держится четверть часа, перестают замечать.
    Иоганн Гёте
  • Мир каждый видит в облике ином, и каждый прав: так много смысла в нём.
    Иоганн Гёте
  • Математика может быть занимательной, математические фокусы — впечатляющими, отношения, в которые вступают между собой цифры — причудливыми. Числа не управляют миром, но показывают, как управляется мир.
    Иоганн Гёте
  • Кто и для малейшего из своих современников довольно сделал, тот жил для всех веков.
    Иоганн Гёте
  • Высказать мнение значит как бы подвинуть пешку в шахматной игре: пешка может погибнуть, но партия начинается и может быть выиграна.
    Иоганн Гёте
  • Лишь тот достоин жизни и свободы,Кто каждый день за них идет на бой!
    Иоганн Гёте
  • Каждый слышит только то, что он понимает.
    Иоганн Гёте
  • Дайте человеку цель, ради которой стоит жить, и он сможет выжить в любой ситуации.
    Иоганн Гёте
  • Закон могуч, но власть нужды сильнее.
    Иоганн Гёте
  • Есть две мирные формы насилия: закон и приличия.
    Иоганн Гёте
  • До тех пор, пока вы не осознали непрерывный закон умирания и рождения вновь, вы просто смутный гость на этой Земле.
    Иоганн Гёте
  • Человека формирует всё великое.
    Иоганн Гёте
  • Истинная добродетель никогда не озирается на тень свою — на славу.
    Иоганн Гёте
  • Кто не знает чужих языков, не знает ничего о своем.
    Иоганн Гёте
  • Человек живет настоящей жизнью, если счастлив чужим счастьем.
    Иоганн Гёте
  • Не следует тащить за собой в старость ошибки юности: у старости свои пороки.
    Иоганн Гёте
  • Ничего не потеряно, пока не потеряно все.
    Иоганн Гёте
  • Мы привыкли, что люди издеваются над тем, чего они не понимают.
    Иоганн Гёте
  • Тот, кто просит совета, — глуп, кто его дает, — самонадеян. Советовать можно лишь в деле, в котором сам собираешься участвовать.
    Иоганн Гёте
  • Осознание и знание того, что на Земле еще есть человек, с которым у тебя есть взаимопонимание, даже несмотря на разную форму обрамления мыслей, способно превратить жизнь на Земле в Рай.
    Иоганн Гёте
  • Умный человек не тот, кто много знает, а тот, кто знает самого себя.
    Иоганн Гёте
  • Когда человек мыслит глубоко и серьёзно, ему плохо приходится среди широкой публики.
    Иоганн Гёте
  • Вера — это радужный мост между небом и землей, всем на отраду, но из странников каждый видит его по-разному, в зависимости от того места, где находится.
    Иоганн Гёте
  • Самое смешное желание — это желание нравиться всем.
    Иоганн Гёте
  • Нет ничего опаснее для новой истины, чем старое заблуждение.
    Иоганн Гёте
  • Мне всегда лучше работается после того, как я послушаю музыку.
    Иоганн Гёте
  • Смерти можно бояться или не бояться — придёт она неизбежно.
    Иоганн Гёте
  • Кто чувствует собственную привлекательность, тот и становится привлекательным.
    Иоганн Гёте
  • Идиотов слишком много, людей мало.
    Иоганн Гёте
  • Надежда живёт даже возле могил.
    Иоганн Гёте
  • Горе может, конечно, душа таить, но тайного счастья она не переносит.
    Иоганн Гёте
  • Те, у которых мы учимся, правильно называются нашими учителями, но не всякий, кто учит нас, заслуживает это имя.
    Иоганн Гёте
  • Всякий обладает достаточной силой, чтобы исполнить то, в чем он убежден.
    Иоганн Гёте
  • Мысль умирает на кончике пера.
    Иоганн Гёте
  • В нас расцветает то, что мы питаем. Таков вечный закон природы.
    Иоганн Гёте
  • Все было бы очень хорошо, если бы все наши поступки можно было бы совершать дважды.
    Иоганн Гёте
  • Мы должны быть ничем, но мы хотим стать всем.
    Иоганн Гёте
  • Человек может быть разумен и честен, даже если он сбился с прямого пути.
    Иоганн Гёте
  • Тот, кто не надеется иметь миллион читателей, не должен писать ни одной строки.
    Иоганн Гёте
  • То, что делает нас счастливым, не может быть названо иллюзией.
    Иоганн Гёте
  • И великий человек — всего лишь человек.
    Иоганн Гёте
  • Что бы вы не могли сделать или о чем бы вы не мечтали — приступайте. В дерзости есть гений, и сила, и волшебство. Приступайте немедленно!
    Иоганн Гёте
  • Большая ошибка мечтать о себе больше, чем следует, и ценить себя ниже, чем стоишь.
    Иоганн Гёте
  • Архитектура — онемевшая музыка.
    Иоганн Гёте
  • Нет такой глупости, которую нельзя было бы исправить при помощи ума, и нет такой мудрости, которую нельзя было бы испортить при помощи глупости.
    Иоганн Гёте
  • Любовь — вещь идеальная, супружество — реальная; смешение реального с идеальным никогда не проходит безнаказанно.
    Иоганн Гёте
  • Если теряешь интерес ко всему, то теряешь и память.
    Иоганн Гёте
  • То, что не начато сегодня – не закончить завтра.
    Иоганн Гёте
  • Чтоб быть достойным человеком
    Иоганн Гёте
  • Глупее всего заблуждается тот, кто думает, что утрачивает свою оригинальность, если признает истину, уже признанную другими.
    Иоганн Гёте
  • Неаполь — рай, населенный дьяволами.
    Иоганн Гёте
  • Свою обитель не связую я ни с чем,Поэтому весь мир принадлежит мне.
    Иоганн Гёте
  • Когда у меня нет новых и новых идей для обработки, я точно больной.
    Иоганн Гёте
  • Предосторожность проста, а раскаяние многосложно.
    Иоганн Гёте
  • Истина — огромный факел: мы испуганно стремимся обогнать ее, чтоб не обжечься.
    Иоганн Гёте
  • Всякого рода беспринципная деятельность приводит к банкротству.
    Иоганн Гёте
  • Чем я вам не нравлюсь — неизвестно!Вся моя монета — полновесна.А для вас, гляжу, и тот хорош,Кто всучит вам свой фальшивый грош.
    Иоганн Гёте
  • По отношению к превосходному нет иной свободы, кроме любви.
    Иоганн Гёте
  • Материю видит перед собой всякий; содержание находит лишь тот, кто имеет с ней дело; форма же остается тайной для большинства.
    Иоганн Гёте
  • Ограниченный честный человек часто видит насквозь все плутни тончайших дельцов.
    Иоганн Гёте
  • Я утверждаю, что… самопознание ни к чему путному не приводило.
    Иоганн Гёте
  • Величайшей заслугой человека остается, конечно, то, что он как можно больше определяет обстоятельства и как можно меньше дает им определять себя.
    Иоганн Гёте
  • Способность предполагается заранее, но она должна стать умением.
    Иоганн Гёте
  • Долг — это любовь к тому, что приказываешь сам себе.
    Иоганн Гёте
  • В одной только истине мудрость.
    Иоганн Гёте
  • В любом роде деятельности, если она ничем не ограничена, мы в конце концов терпим крах.
    Иоганн Гёте
  • Кто достиг высот образования, должен заранее предположить, что большинство будет против него.
    Иоганн Гёте
  • Гипотезы — это леса, которые возводят перед зданием и сносят, когда здание готово.
    Иоганн Гёте
  • Не радуют ни слава, ни награды,Нет радости от собственного дела,И жажда дерзновений оскудела,Так что ж осталось, если все пропало?
    Иоганн Гёте
  • Каждый чувствует, что за его историей скрывается НЕЧТО. Только никто не знает ЧТО!
    Иоганн Гёте
  • Блестящий свить венок совсем не мудрено.Трудней найти главу, достойную его.
    Иоганн Гёте
  • Характер состоит в том, чтобы как в большом, так и в малом последовательно проводить то, на что чувствуешь себя способным.
    Иоганн Гёте
  • Кто знает об опасности, но нем — тот враг.
    Иоганн Гёте
  • Несчастный человек, который не делает того, что он может, и берется за то, чего он не понимает.
    Иоганн Гёте
  • Каждый писатель, до известной степени, изображает в своих сочинениях самого себя, часто даже вопреки своей воле.
    Иоганн Гёте
  • Первое и последнее, требуемое от гения, — это истинность.
    Иоганн Гёте
  • Мастер познается в самоограничении.
    Иоганн Гёте
  • Не все, что делает превосходный мастер, сделано превосходно.
    Иоганн Гёте
  • Не жалуйся на врагов, хуже было бы, если бы они стали друзьями, которым твоя личность была бы вечным, тайным упреком.
    Иоганн Гёте
  • О свободе печати кричат те, кто хочет ею злоупотребить.
    Иоганн Гёте
  • Несмотря на все их недостатки, люди больше всего достойны любви.
    Иоганн Гёте
  • Ни в чем не проявляется так характер людей, как в том, что они находят смешным.
    Иоганн Гёте
  • Если твоё сердце и твой ум беспокойны, чего же тебе больше? Кто перестал любить и делать ошибки, тот может похоронить себя заживо.
    Иоганн Гёте
  • Кто хочет невозможного, мне мил.
    Иоганн Гёте
  • Кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется как следует.
    Иоганн Гёте
  • Молодость больше любит быть поощряемой, нежели обучаемой.
    Иоганн Гёте
  • От критики нельзя ни спастись, ни оборониться; нужно поступать ей назло, и мало-помалу она с этим свыкнется.
    Иоганн Гёте
  • Отличительное свойство человека — желать непременно все начинать сначала.
    Иоганн Гёте
  • Если умный человек делает глупость, то уж во всяком случае не малую.
    Иоганн Гёте
  • Живешь только раз.
    Иоганн Гёте
  • Мы, в сущности, учимся у тех книг, о которых не в состоянии судить. Автору книги, о которой мы можем судить, следовало бы учиться у нас.
    Иоганн Гёте
  • Счастливый не верит в чудеса.
    Иоганн Гёте
  • Подвиг — это всё, кроме славы.
    Иоганн Гёте
  • Гораздо легче найти ошибку, нежели истину. Ошибка лежит на поверхности, и ее замечаешь сразу, а истина скрыта в глубине, и не всякий может отыскать ее.
    Иоганн Гёте
  • Эта игра — пробный камень человеческого ума.
    Иоганн Гёте
  • Так незаметную жизнь холит сухое зерно
    Иоганн Гёте
  • Дилетанты, сделав все, что в их силах, обычно говорят себе в оправдание, что работа еще не закончена. Разумеется! Она никогда и не может быть закончена, ибо неправильно начата.
    Иоганн Гёте
  • Суеверие — поэзия жизни, так что поэту не стыдно быть суеверным.
    Иоганн Гёте
  • Самой превосходной из женщин сочтена будет та, которая окажется в состоянии заменить своим детям умершего отца.
    Иоганн Гёте
  • Искусство есть посредник того, что нельзя высказать.
    Иоганн Гёте
  • Быть человеком — значит быть борцом.
    Иоганн Гёте
  • Величие искусства яснее всего проявляется в музыке.
    Иоганн Гёте
  • Какое правительство лучше? То, которое учит нас управлять собою.
    Иоганн Гёте
  • Я не создан для этого мира, где стоит только выйти из дому, как попадаешь в сплошное дерьмо.
    Иоганн Гёте
  • Совершай добрые дела из чистой любви к добру.
    Иоганн Гёте
  • Лишь в людях себя познать способен человек.
    Иоганн Гёте
  • Лучше принять приблизительно верное решение, чем точно ошибиться.
    Иоганн Гёте
  • Человек, обладающий врождённым талантом, испытывает величайшее счастье тогда, когда использует этот талант.
    Иоганн Гёте
  • Смелость заключает в себе гениальность, волшебство и силу. Начни сейчас!
    Иоганн Гёте
  • Обращаясь с ближним так, как они того заслуживают, мы делаем их только хуже. Обращаясь же с ними так, как будто они лучше того, что они представляют в действительности, мы заставляем их становится лучше.
    Иоганн Гёте
  • Разделяй и властвуй — мудрое правило, но объединяй и направляй — ещё лучше.
    Иоганн Гёте
  • Наши желания — предчувствия способностей, в нас заложенных, предвестники того, что мы сумеем совершить.
    Иоганн Гёте
  • Давайте жить, пока мы живы.
    Иоганн Гёте
  • Всякий в конце концов оказывается предоставленным самому себе.
    Иоганн Гёте
  • Нет ничего отвратительнее большинства: ведь оно состоит из немногих сильных, идущих впереди, из подлаживающихся хитрецов, из слабых, которые стараются не выделяться, и из толпы, которая семенит следом, не зная сама, чего она хочет.
    Иоганн Гёте
  • … желание всех отцов — осуществить в своих сыновьях то, чего недостает им самим.
    Иоганн Гёте
  • Во всяком произведении искусства, великом или малом, вплоть до самого малого, все сводится к концепции.
    Иоганн Гёте
  • Талант образуется в тишине, характер — в бурных волнениях света.
    Иоганн Гёте
  • Всё на свете самообман, и глуп тот, кто в угоду другим, а не по собственному призванию и тяготению, трудится ради денег, почестей или чего-нибудь ещё.
    Иоганн Гёте
  • Где ярче свет — там тени гуще.
    Иоганн Гёте
  • Лень и недоразумение делают несравненно более зла на свете, чем злоба и коварство.
    Иоганн Гёте
  • Недостаточно только получить знания: надо найти им приложение.
    Иоганн Гёте
  • Недостаточно знания, необходимо также применение; недостаточно хотеть, надо и делать
    Иоганн Гёте
  • Каждый день следует прослушать хоть одну песенку, посмотреть на хорошую картину и, если возможно, прочитать хоть какое-нибудь мудрое изречение.
    Иоганн Гёте
  • Куда легче умереть, чем стойко сносить мученическую жизнь.
    Иоганн Гёте
  • Кто не видит вещим оком глуби трех тысячелетий, тот в невежестве глубоком день за днем живет на свете.
    Иоганн Гёте
  • Познать себя? Если бы я познал себя, я бы в страхе убежал.
    Иоганн Гёте
  • Надеяться всегда лучше, чем отчаиваться.
    Иоганн Гёте
  • Гипотезы — это колыбельные, которыми учитель убаюкивает учеников.
    Иоганн Гёте
  • Знание… беспредельно… оно совершенно противоположно вере.
    Иоганн Гёте
  • Если бы дети росли в соответствии с нашими ожиданиями, у нас вырастали бы только гении.
    Иоганн Гёте
  • Наши противники опровергают нас по-своему: повторяют свое мнение и не обращают внимания на наше.
    Иоганн Гёте
  • Человек познает сам себя только в той мере, в какой он познает мир.
    Иоганн Гёте
  • В жизни необходимо действовать, радости же и страдания приходят сами собой.
    Иоганн Гёте
  • В жизни дело идёт о жизни, а не о её каком-то результате.
    Иоганн Гёте
  • Когда зло маскируется под добро, оно делает это как-то неискренне.
    Иоганн Гёте
  • Мы охотнее сознаем свои ошибки в поведении, нежели в мышлении.
    Иоганн Гёте
  • Есть книги, из которых можно узнать обо всем и ничего не понять.
    Иоганн Гёте
  • Кто не слишком мнит о себе, тот лучше, чем он сам думает.
    Иоганн Гёте
  • Просьба молчать — слишком слабое средство, чтобы добиться молчания.
    Иоганн Гёте
  • Ловите хорошее настроение — оно так редко посещает нас.
    Иоганн Гёте
  • Нас создаёт и формирует то, что мы любим.
    Иоганн Гёте
  • Прекрасное не может быть познано, его необходимо чувствовать.
    Иоганн Гёте
  • Высокие цели, хотя бы невыполненные, дороже нам низких целей, хотя бы и достигнутых.
    Иоганн Гёте
  • Смелые мысли играют роль передовых шашек: они гибнут, но обеспечивают победу.
    Иоганн Гёте
  • Нет в жизни положения, которое нельзя было бы облагородить либо достижением, либо терпением.
    Иоганн Гёте
  • Двух вещей очень трудно избежать: тупоумия — если замкнуться в своей специальности, и неосновательности — если выйти из нее.
    Иоганн Гёте
  • Таинственные вещи еще нельзя называть чудесами.
    Иоганн Гёте
  • Тот, кто сидит на первом месте, редко играет первую роль.
    Иоганн Гёте
  • Права не утверждаются бунтом.
    Иоганн Гёте
  • Ты значишь то, что ты на самом деле.
    Иоганн Гёте
  • Не следует с излишнею торжественностью приступать ни к какому делу: торжественно праздновать следует только окончание дел.
    Иоганн Гёте
  • Таково свойство человеческой природы, что она легко засыпает, когда выгода дела её не заботит.
    Иоганн Гёте
  • Часто говорят, что цифры управляют миром; по крайней мере нет сомнения в том, что цифры показывают, как он управляется.
    Иоганн Гёте
  • Публика любит, чтобы с нею обходились как с женщинами, которым говори лишь то, что им приятно слышать.
    Иоганн Гёте
  • Есть люди, рассчитывающие на недостатки своих врагов; из этого, однако, ничего не выходит. Я всегда имел в виду заслуги моих противников и извлекал из этого пользу.
    Иоганн Гёте
  • Трус посылает угрозы только тогда, когда он уверен в безопасности.
    Иоганн Гёте
  • Оригинальнейшие писатели новейшего времени оригинальны не потому, что они преподносят нам что-то новое, а потому, что они умеют говорить о вещах так, как будто это никогда не было сказано раньше.
    Иоганн Гёте
  • Обращайтесь с женщиной осторожно! Она сделана из кривого ребра, Бог не сумел создать её прямее; если захочешь выпрямить её, она поломается; оставишь её в покое, она станет ещё кривее.
    Иоганн Гёте
  • Говорят, истина лежит между двумя противоположными мнениями. Неверно! Между ними лежит проблема.
    Иоганн Гёте
  • Ненависть — активное чувство недовольства; зависть — пассивное. Не надо поэтому удивляться, если зависть быстро переходит в ненависть.
    Иоганн Гёте
  • По выбранной мужчиной невесте легко судить, каков он, и знает ли он себе цену.
    Иоганн Гёте
  • Никто не знает, каковы его силы, пока их не использует.
    Иоганн Гёте
  • Скорее мы сознаемся в наших нравственных заблуждениях, ошибках и прегрешениях, чем в научных.
    Иоганн Гёте
  • Немало можно добиться строгостью, многого — любовью, но больше всего — знанием дела и справедливостью, невзирая на лица.
    Иоганн Гёте
  • Сообщать о себе — природное стремление; воспринимать сообщённое так, как оно даётся, — способность образования.
    Иоганн Гёте
  • Чего вы не понимаете, то не принадлежит вам.
    Иоганн Гёте
  • Снова ты в изумленье, когда над постройкой из листьев
    Иоганн Гёте
  • Таланты образуются в покое, характеры — среди житейских бурь.
    Иоганн Гёте
  • Природы и искусства расхожденье
    Иоганн Гёте
  • Потеря времени тяжелее всего для того, кто больше знает.
    Иоганн Гёте
  • Научиться можно только тому, что любишь.
    Иоганн Гёте
  • Что не прельщает, то мёртво.
    Иоганн Гёте
  • В каждом художнике заложен росток дерзновения, без которого немыслим ни один талант.
    Иоганн Гёте
  • Человек находит себя среди действий и не может удержаться от вопроса о причинах. Как существо косное, он хватается за ближайшую из них как за наилучшую и на этом успокаивается. В особенности любит поступать так человеческий рассудок.
    Иоганн Гёте
  • Недостаточно только желать: надо делать.
    Иоганн Гёте
  • Отваге нельзя ни научиться, ни разучиться.
    Иоганн Гёте
  • Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!
    Иоганн Гёте
  • Если радуга долго держится, на неё перестают смотреть.
    Иоганн Гёте
  • Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков.
    Иоганн Гёте
  • Все отцы хотят, чтобы их дети осуществили то, что не удалось им самим.
    Иоганн Гёте
  • Не то делает нас свободными, что мы ничего не признаем над собою, а то, что мы умеем уважать стоящее над нами. Потому что такое уважение возвышает нас самих.
    Иоганн Гёте
  • Жизнь — шутка, скверная притом. Тем — ничего, тем — полный дом.
    Иоганн Гёте
  • Жизнь — прекраснейшая из выдумок природы.
    Иоганн Гёте
  • Юмор — один из элементов гения.
    Иоганн Гёте
  • Сумеет грудь носить страданье тихо,Но радости безмолвно не снесет.
    Иоганн Гёте
  • Истинные единомышленники не могут надолго рассориться; когда-либо они снова сойдутся.
    Иоганн Гёте
  • О вкусе вишен и клубники нужно спрашивать у птиц и детей.
    Иоганн Гёте
  • Поцелуй — это когда две души встречаются между собой кончиками губ.
    Иоганн Гёте
  • Истинное величие начинается с понимания собственного ничтожества.
    Иоганн Гёте
  • Кто долго раздумывает, не всегда находит лучшее решение.
    Иоганн Гёте
  • Нет ничего страшнее деятельного невежества.
    Иоганн Гёте
  • Мы никогда не бываем более далеки от желаний наших, чем тогда, когда воображаем, что владеем желаемым.
    Иоганн Гёте
  • Вся история церкви — смесь заблуждения и насилия.
    Иоганн Гёте
  • Почему то, что составляет счастье человека, должно вместе с тем быть источником его страданий?
    Иоганн Гёте
  • Каждый человек из скудости ума старается воспитать другого человека по собственному подобию.
    Иоганн Гёте
  • Очень редко случается так, чтобы прекрасное одновременно было популярным.
    Иоганн Гёте
  • Всякая разумная мысль уже приходила кому-нибудь в голову, нужно только постараться еще раз к ней прийти.
    Иоганн Гёте
  • Кто хочет много достигнуть, должен ставить высокие требования.
    Иоганн Гёте
  • Увы, земной недолог путь,И все ж во власти человека –Великое творя, шагнутьЗа рамки собственного века.
    Иоганн Гёте
  • Судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступления.
    Иоганн Гёте
  • Истину нужно постоянно повторять.
    Иоганн Гёте
  • Бог дал каждому народу пророка, говорящего на его собственном языке.
    Иоганн Гёте
  • Жизнь так прекрасна, что, право же, безразлично, кому ты ею обязан.
    Иоганн Гёте
  • Не может быть ни патриотического искусства, ни патриотической науки.
    Иоганн Гёте
  • У действующего совести нет, совесть есть только у наблюдающего.
    Иоганн Гёте
  • Человек должен верить, что непонятное можно понять.
    Иоганн Гёте
  • Когда право превращается в бесправие, сопротивление становится долгом.
    Иоганн Гёте
  • Сознание своего несовершенства приближает к совершенству.
    Иоганн Гёте
  • У кого есть наука, тот не нуждается в религии.
    Иоганн Гёте
  • Если бы утро не будило нас для новых радостей и если бы вечер не оставлял нам никакой надежды, то стоило бы труда одеваться и раздеваться?
    Иоганн Гёте

Не можешь написать работу сам?

Доверь её нашим специалистам

50 000авторов
от 100 р.стоимость заказа
2 часамин. срок
Узнать стоимость
Поделитесь с другими:

Если материал понравился Вам и оказался для Вас полезным, поделитесь им со своими друзьями!

Читать по теме
Интересные статьи