Льюис Кэрролл

Льюис Кэрролл (Carroll, Lewis) (1832–1898; наст. имя – Чарлз Латуидж Доджсон, Charles Lutwidge Dodgson), английский детский писатель, математик, логик.

Родился 27 января 1832 в Дарсбери близ Уоррингтона (графство Чешир). Чарлз Латуидж был третьим ребенком и старшим сыном в семье, где родилось четверо мальчиков и семь девочек. Образованием юного Доджсона до двенадцати лет занимался отец, затем мальчика определили в грамматическую школу Ричмонда. Полтора года спустя он поступил в Рагби-Скул. Здесь он проучился четыре года, проявив выдающиеся способности к математике и богословию. В мае 1850 был зачислен в Крайст-Чёрч-колледж Оксфордского университета и в январе следующего года переехал в Оксфорд. Победив в конкурсе на стипендию Боултера в 1851 и удостоившись отличия первого класса по математике и второго по классическим языкам и античным литературам в 1852, юноша был допущен к научной работе. В 1855 он был назначен лектором по математике и оставался на этой должности до своей отставки в 1881.

Доджсон жил при колледже до своей кончины в 1898.

Значительное число книг и брошюр по математике и логике свидетельствует о том, что Доджсон был добросовестным членом ученого общества. Среди них – Алгебраический разбор пятой книги Евклида (The Fifth Book of Euclid Treated Algebraically, 1858 и 1868), Конспекты по алгебраической планиметрии (A Syllabus of Plane Algebraical Geometry, 1860), Элементарное руководство по теории детерминантов (An Elementary Treatise on Determinants, 1867) и Евклид и его современные соперники (Euclid and His Modern Rivals, 1879), Математические курьезы (Curiosa Mathematica, 1888 и 1893), Символическая логика (Symbolic Logic, 1896).

Дети интересовали Доджсона с юных лет; еще мальчиком он придумывал игры, сочинял рассказы и стишки и рисовал картинки для младших братьев и сестер. Необычайно сильная привязанность Доджсона к детям (причем девочки почти вытеснили мальчиков из круга его друзей) озадачивала еще его современников, новейшие же критики и биографы не перестают умножать число психологических расследований личности писателя.

Из детских друзей Доджсона более всего прославились те, с кем он подружился ранее всех, – дети Лидделла, декана его колледжа: Гарри, Лорина, Элис (Алиса), Эдит, Рода и Вайолет. Любимицей была Элис, скоро ставшая героиней импровизаций, которыми Доджсон развлекал своих юных друзей на речных прогулках либо у себя дома, перед фотокамерой. Самую необыкновенную историю он рассказал Лорине, Элис и Эдит Лидделл и канонику Дакуорту 4 июля 1862 близ Годстоу, в верховьях Темзы.

Элис упросила Доджсона записать этот рассказ на бумаге, чем он и занимался на протяжении нескольких последующих месяцев. Затем, по совету Генри Кингзли и Дж.Макдоналда, он переписал книгу для более широкого круга читателей, добавив еще несколько историй, прежде рассказанных детям Лидделла, и в июле 1865 выпустил в свет Приключения Алисы в Стране чудес (Alice`s Adventures in Wonderland). Продолжение, также из ранних рассказов и более поздних историй, поведанных юным Лидделлам в Чарлтон-Кингзе, близ Челтнема, в апреле 1863, вышло на Рождество 1871 (указан 1872) под названием Сквозь зеркало и Что там увидела Алиса (Through the Looking-Glass and What Alice Found There). Обе книги проиллюстрировал Д.Тенньел (1820–1914), следовавший точным указаниям Доджсона.

И Страна Чудес, и Сквозь зеркало рассказывают о событиях, которые происходят как бы во сне. Дробление повествования на эпизоды позволяет писателю включить рассказы, в которых обыгрывались расхожие поговорки и присловья, вроде «улыбки Чеширского Кота» или «безумного шляпника», либо забавно разворачивались ситуации таких игр, как крокет или карты. Сквозь зеркало в сравнении со Страной Чудес отличается большим единством сюжета. Здесь Алиса попадает в зеркально отраженный мир и становится участницей шахматной партии, где пешка Белой Королевы (это Алиса) достигает восьмой клетки и сама превращается в королеву. В этой книге тоже есть популярные персонажи детских стишков, в частности Шалтай-Болтай (Humpty Dumpty), с комично-профессорским видом трактующий «придуманные» слова в «Бармаглоте» («Jabberwocky»).

У Доджсона хорошо получались юмористические стихи, а некоторые стихи из книг об Алисе он напечатал в «Комик-таймс» (приложении к газете «Таймс») в 1855 и в журнале «Трейн» в 1856. Он опубликовал еще много стихотворных подборок в этих и других периодических изданиях, таких, как «Колледж Раймз» и «Панч», анонимно либо под псевдонимом Льюис Кэрролл (сначала было латинизировано английское имя Чарлз Латвидж – получилось Каролус Людовикус, а затем оба имени поменялись местами и были вновь англизированы). Этим псевдонимом были подписаны обе книги об Алисе и сборники стихов Фантасмагория (Phantasmagoria, 1869), Стихи? Смысл? (Rhyme? And Reason?, 1883) и Три заката (Three Sunsets, 1898). Известность получил также стихотворный эпос в жанре нонсенса Охота на Снарка (The Hunting of the Snark, 1876). Роман Сильвия и Бруно (Sylvie and Bruno, 1889) и его второй том Заключение Сильвии и Бруно (Sylvie and Bruno Concluded, 1893) отличаются сложностью композиции и смешением элементов реалистического повествования и волшебной сказки.

Умер Кэрролл в Гилфорде 14 января 1898.

Факты
  • После прочтения "Алисы в Стране Чудес" и "Алисы в Зазеркалье" королева Виктория пришла в восторг и потребовала принести ей остальные работы этого чудесного автора. Просьбу королевы, конечно, выполнили, но остальные работы Доджсона были целиком и полностью посвящены... математике. Самые известные книги - это "Алгебраический разбор пятой книги Евклида" (1858, 1868), "Конспекты по алгебраической планиметрии" (1860), "Элементарное руководство по теории детерминантов" (1867), "Евклид и его современные соперники" (1879), "Математические курьёзы" (1888 и 1893) и "Символическая логика" (1896).
  • В англоязычных странах сказки Кэрролла занимают третье место среди наиболее цитируемых книг. Первое место заняла Библия, второе - произведения Шекспира.
  • Первый оксфордский тираж "Алисы в Стране Чудес" был полностью уничтожен по желанию автора. Кэрроллу не понравилось качество издания. При этом писателя совершенно не интересовало качество издания в других странах, например, в Америке. В этом вопросе он полностью положился на издателей.
  • В Викторианской Англии быть фотографом было совсем непросто. Процесс фотосъемки был необычайно сложным и трудоемким: фотографии нужно было снимать с огромной выдержкой, на стеклянные пластинки, покрытые коллодиевым раствором. После съемки пластинки нужно было очень быстро проявлять. Талантливые фотографии Доджсона долго оставались неизвестны широкой публике, но в 1950 году вышла книга "Льюис Кэрролл — фотограф".
  • Во время одной из лекций Кэрролла у одного из студентов случился приступ эпилепсии, а Кэрролл смог помочь. После этого случая Доджсон всерьез заинтересовался медициной, и он приобрел и изучил десятки медицинских справочников и книг. Чтобы проверить свою выдержку, Чарльз присутствовал на операции, где пациенту ампутировали ногу выше колена. Увлечение медициной не прошло незамеченным - в 1930 году в больнице Святой Марии было открыто детское отделение имени Льюиса Кэрролла.
  • В Викторианской Англии ребенок до 14 лет считался асексуальным и бесполым. А вот общение взрослого мужчины с молодой девушкой могло разрушить ее репутацию. Многие исследователи полагают, что из-за этого девочки занижали свой возраст, рассказывая о дружбе с Доджсоном. О невинности этой дружбы можно судить и по переписке Кэрролла с повзрослевшими подружками. Ни одно письмо не намекает на какие-то любовные чувства со стороны писателя. Напротив, они содержат рассуждения о жизни и носят совершенно дружеский характер.
  • Исследователи никак не могут сказать точно, каким человеком в жизни был Льюис Кэрролл. С одной стороны, он тяжело заводил знакомства, а его студенты считали его самым скучным преподавателем в мире. Но другие исследователи говорят о том, что Кэрролл вовсе не был застенчивым и считают писателя известным дамским угодником. Они считают, что родственники просто не любили упоминать об этом.
  • Льюис Кэрролл очень любил писать письма. Он даже поделился своими мыслями в статье "Восемь или девять мудрых слов о том, как писать письма". А в 29 лет писатель завел журнал, в котором фиксировал всю входящую и исходящую корреспонденцию. За 37 лет в журнале было зарегистрировано 98 921 письмо.
  • Кроме обвинения в педофилии, Льюис Кэрролл был подозреваемым по делу о Джеке Потрошителе - серийном убийце, который так и не был пойман.
  • Неизвестна точная дата той памятной лодочной прогулки по Темзе, по время которой Кэрролл рассказал свою историю про Алису. Принято считать, что "июльский полдень золотой" — это 4 июля 1862 года. Однако журнал Английского Королевского метеорологического общества сообщает, что 4 июля 1862 года с 10:00 за сутки выпало 3 см осадков, причем основное количество — с 14:00 поздней ночи.
  • Настоящей Алисе Лидделл пришлось продать первый рукописный вариант книги "Приключения Алисы под землей" за 15400 фунтов стерлингов в 1928 году. Ей пришлось это сделать, ведь ей нечем было платить за дом.
  • Существует синдром Алисы в Стране Чудес. Во время острого приступа определенного типа мигрени люди ощущают себя или окружающие объекты непропорционально маленькими или большими и не может определить расстояние до них. Эти ощущения могут сопровождаться головной болью или проявляться самостоятельно, а приступ может длиться месяцами. Помимо мигреней причиной синдрома Алисы в Стране чудес может быть опухоль головного мозга или прием психотропных препаратов.
  • Льюис Кэрролл страдал бессонницей. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей и уснуть, он выдумывал математически головоломки, и сам же их решал. Свои "полуночные задачи" Кэрролл выпустил отдельной книгой.
  • Льюис Кэрролл провел в России целый месяц. Он все-таки был диаконом, а в то время православная и англиканская церковь пыталась наладить прочные контакты. Вместе с другом-богословом Лиддоном он встретился с митрополитом Филаретом в Сергиевом Посаде. В России Доджсон посетил Санкт-Петербург, Сергиев Посад, Москву и Нижний Новгород, и нашел путешествие захватывающим и познавательным.
  • У Кэрролла было два страстных увлечения - фотография и театр. Он, будучи знаменитым писателем, лично присутствовал на репетициях своих сказок, проявляя глубокое понимание законов сцены.
Цитаты
  • Уверен, что лучший жизненный совет заключается в следующем: не стоит жить там, где не хочешь умереть. («Сильвио и Бруно», 1890)
    Льюис Кэрролл
  • Если хочешь излучать уверенность, используй статистику — не важно, будет ли она точной или даже вразумительной, главное, чтобы ее было достаточно. («Три года кураторства», 1886)
    Льюис Кэрролл
  • Если в книге есть мораль, то ее точно написал не Льюис Кэрролл. (Письмо к Лили МакДоналд, 5 января 1867)
    Льюис Кэрролл
  • «Почему я не могу привести свои мозги в порядок?» — загадка, которую я недавно придумал. «Потому что у тебя их нет» — ответ, который ты никогда не отгадаешь. (Письмо к Джанет Мерримен, 17 декабря 1870)
    Льюис Кэрролл
  • Одна из самых глубоких тайн жизни заключается в том, что все действительно стоящее мы делаем для других. (Письмо к Эллен Терри, 13 ноября 1890)
    Льюис Кэрролл
  • Если вы идете на утреннюю встречу в вечернем платье, почему не пойти на вечеринку в утренней одежде? (Письмо к Эвелин Дюборг, 3 июля 1880)
    Льюис Кэрролл
  • В старые времена все было проще: если вы имели много денег, то просто выкапывали яму и прятали их туда — это называлось «открыть счет в банке». (Письмо к Мэри МакДоналд, 14 ноября 1864)
    Льюис Кэрролл
  • Раньше для образованного человека считалось необходимым умение хотя бы грамотно писать на родном языке, если не изящно; сомнительно, что этого будут придерживаться в будущем. (Письмо в газету Pall Mall, 17 мая 1877)
    Льюис Кэрролл
  • Бог дал человеку право лишать жизни животных для разумных целей вроде пропитания, но Он не давал человеку право причинять боль другим существам без необходимости. (Заключение «Сильвии и Бруно», 1893)
    Льюис Кэрролл
  • Похвала плоха для любого из нас, в отличие от любви, — было бы хорошо, если бы мир был полон ею. Мне нравится, что мои книги любят, и мне нравится думать, что дети любят меня за них, но мне не нравится, когда их хвалят. (Письма к детям Лоури)
    Льюис Кэрролл
  • Математика, ироничного писателя, знатока английского юмора, Льюиса Кэрролла всегда притягивало то, что лежит у крайних пределов логического мира, позволяет заглянуть за грань здравого смысла и рационального.
    Льюис Кэрролл
  • - Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть.
    Льюис Кэрролл
  • - Ни в коем случае не представляй себе, что ты можешь быть или представляться другим иным, чем как тебе представляется, ты являешься или можешь являться по их представлению, дабы в ином случае не стать или не представиться другим таким, каким ты ни в коем случае не желал бы ни являться, ни представляться.
    Льюис Кэрролл
  • - План, что и говорить, был превосходный: простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.
    Льюис Кэрролл
  • - Выпить больше, чем ничего, - легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего, - это был бы фокус!
    Льюис Кэрролл
  • - Я видала такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха - толковый словарь.
    Льюис Кэрролл
  • - Знакомьтесь! Алиса, это пудинг! Пудинг, это Алиса! Унесите!… Ну вот, вас только познакомили, а ты уже на него с ножом!
    Льюис Кэрролл
  • - Алиса удивилась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день еще только начался и нет ничего удивительного в том, что она еще не начала удивляться.
    Льюис Кэрролл
  • - Не хрюкай. Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!
    Льюис Кэрролл
  • - До самого красивого никогда не дотянешься.
    Льюис Кэрролл
  • - Если в мире все бессмысленно, - сказала Алиса, - что мешает выдумать какой-нибудь смысл?
    Льюис Кэрролл
  • - Вот это да! - подумала Алиса. - Кот с улыбкой - и то редкость, но уж улыбка без кота - это я прямо не знаю что такое!
    Льюис Кэрролл
  • - Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!
    Льюис Кэрролл
  • - Ой, вообще, наверно, это от перцу люди делаются вспыльчивые, - продолжала она, очень довольная, что сама обнаружила вроде как новый закон природы, - а от уксуса делаются кислые… а от хрена - сердитые… а от… а от… а вот от конфет-то дети становятся ну прямо прелесть! Потому их все так и любят!
    Льюис Кэрролл
  • - У меня положение безвыходное, но я хоть брыкаться могу!
    Льюис Кэрролл
  • - Я расскажу все, что случилось со мной сегодня с утра, - сказала неуверенно Алиса. - А про вчера и рассказывать не буду, потому что тогда я была совсем другая.
    Льюис Кэрролл
  • - Во всем есть своя мораль, нужно только уметь ее найти!
    Льюис Кэрролл
  • - Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто.
    Льюис Кэрролл
  • А уж кто хочет по-настоящему углубиться в науку, тот должен добраться до самого дна! Вот это и называется Законченное Низшее Образование! Но, конечно, это не каждому дано!..
    Льюис Кэрролл
  • - Мне вот так и не удалось по-настоящему углупиться! Не хватило меня на это. Так я и остался при высшем образовании…
    Льюис Кэрролл
  • - Не смеши языком, смеши делом!
    Льюис Кэрролл
  • - Что ты хочешь? - Я хочу убить время. - Время очень не любит, когда его убивают.
    Льюис Кэрролл
  • - Все страньше и страньше! Все чудесатее и чудесатее! Все любопытственнее и любопытственнее! Все страннее и страннее! Все чудесится и чудесится!
    Льюис Кэрролл

Не можешь написать работу сам?

Доверь её нашим специалистам

50 000авторов
от 100 р.стоимость заказа
2 часамин. срок
Узнать стоимость
Поделитесь с другими:

Если материал понравился Вам и оказался для Вас полезным, поделитесь им со своими друзьями!

Читать по теме
Интересные статьи